Придет день, когда настоящее станет прошедшим, когда будут говорить о великом времени и безымянных героях, творивших историю. Я хотел бы, чтобы все знали, что не было безымянных героев, а были люди, которые имели свое имя, свой облик, свои чаяния и надежды, и поэтому муки самого незаметного из них были не меньше, чем муки того, чье имя войдет в историю. Пусть же эти люди будут всегда близки нам как друзья, как родные, как вы сами! Юлиус Фучик

четверг, 4 марта 2010 г.

...А где-то гремели бои

   По крестьянской привычке Наталья Ивановна встала рано. Отцветали вишни, и белые лепестки, словно снежинки, кружились в воздухе. В палисаднике перед окном раскрылись посаженные ею огненно-красные тюльпаны. Она родилась в марте, а сейчас был апрель. Значит, это ее восемьдесят восьмая весна.
   Подумав об этом, Наталья Ивановна глянула на увеличенную фотографию в рамке на стене, уже освещенной солнечными лучами. На фотографии - она в молодости и бравый казак в кубанке, ее суженый Василий Михайлович, которого сейчас она все чаще называет "мой хозяин". Его уже нет почти тридцать лет, и она все сильнее чувствует, как не хватает в доме, поставленном его руками, мужской опоры.
   Ах, как быстро проходит жизнь! Давно ли, казалось, она полюбила одного из первых трактористов в колхозе и на девятнадцатом году вышла за него замуж. Была у веселого механизатора прицепщицей на плугу. Вскоре и сама научилась водить трактор: все спорилось у нее в руках.
   Через год в семье родилась Любаша. Потом Василий целых три года служил действительную в Красной Армии. Дождалась своего счастья. Но тут началась Великая Отечественная война, и муж ушел на фронт.

   Наталья Ивановна перебирает в коробке немногие фотографии. Здесь же хранятся пожелтевшие, но хорошо сохранившиеся почетные грамоты.
   Взгляд остановился на небольшом снимке. На нем она - молодая, красивая, только в глазах  непроходящая печаль. Когда это было? Она посмотрела на обратную сторону фотографии. Там стояла только одна цифра: "1943".
   И память вернула Наталью Ивановну в прошлое. Это был год, когда Каневскую освободили от немецко-фашистских захватчиков. Она вновь стала работать на тракторе. От недосыпания, недоедания (весь свой паек отдавала дочурке, за которой присматривала бабушка) Наталья на ходу свалилась у колес машины, чудом осталась невредимой. Ее тут же на бедарке * отвезли в районную больницу, где она провела несколько недель. Приговор врачей был суровым: от работы на тракторе освободить. Она настояла на своем: "Мне надо кормить семью!"
   Не было у нее громких слов о патриотическом долге перед страной, фронтовиками.
   Сколько таких, ныне безвестных тружеников, было в войну! И все ли об этом помнят сейчас, когда столоначальники держат в очередях немощных теперь стариков, требуют от них бесконечные справки по любому поводу.

   Еще одна фотография военных лет. Три молодых женщины: она, Наталья, ее прицепщица Вера Стецура, трактористка Мариша Олейник.
   И, как живая, встает картина далекой ночной смены. На поле в своих загонках работали несколько тракторов. Стояла непроглядная осенняя тьма, и ее не пробивали огни факелов, горевших впереди тракторов в подвешенных ведрах с отработками горючего; они едва освещали край борозды.
   И только "СТЗ" Натальи Ивановны был оборудован настоящей фарой, огонек - значит, еще надо работать.
   Но однажды, уже под утро, трактор Натальи Ивановны заглох: кончилось топливо. Невспаханной оставалась узкая полоса стерни, на несколько проходов плуга.
   Подошла Вера, устало произнесла: "Отдыхать будем?" - А стоит из-за часа работы снова возвращаться сюда? - возразила Наталья. - На краю поля в бурьяне горючевоз оставил бочку с остатком керосина. Сходи туда, Верочка, с ведром, а я пока мотором займусь".
   На востоке уже посветлело небо, а Вера все не возвращалась. "Не случилось ли чего-нибудь?" - обеспокоилась Наталья Ивановна и шагнула в темноту. Но тут раздался Верин голос: "Наташа, я здесь. Прости. Наточила горючего и уснула". Обнялись и заплакали. Поле допахали.
  
   В сорок четвертом из госпиталя вернулся Василий Михайлович и сразу пошел работать механизатором в машинно-тракторную мастерскую. Рядом с ним за штурвал комбайна стала Наталья Ивановна, а потом и сама приняла комбайн.
   В память о комбайнерстве супругов Диденко остались многочисленные районные, краевые грамоты, свидетельства, сохранилась вырезка из районной газеты - она поместила зарисовку о механизаторах и их фотографию на мостике уже самоходного комбайна.
   Несколько раз после окончания жатвы на Кубани Василия Михайловича посылали на уборку урожая в Сибирь. Дважды на Алтае побывала и Наталья Ивановна. Василий Михайлович, как опытный мастер, настраивал в колхозе технику, а Наталья Ивановна работала комбайнером. Ей и до сих пор видятся алтайские просторы, теплые проводы домой. Как давно и, кажется, совсем недавно это было.

Каких только работ не переработала за свою долгую жизнь ветеран нынешнего акционерного общества "Колос" Наталья Ивановна Диденко: была она и дояркой, и полеводом. В пятидесятые годы Всесоюзная сельскохозяйственная выставка в Москве удостоила ее серебряной медалью. А первая награда Натальи Ивановны - медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." , врученная ей сразу после Великой Победы.
   Низкий поклон труженице и ее ровесникам за все, что они сделали для нас, живущих на Земле сегодня.
Бедарка*  - одноосная легкая бричка
Анатолий Иванов
Каневская неделя. - 2004. - №19. - 6 мая. - С.2.

2 комментария:

  1. Лена, Вы случайно не знаете - Анатолий Иванов не оканчивал заочно - факультет журналистики ЛГУ?
    Как с вами связаться по этому вопросу? Можно Ваш е-мейл?

    ОтветитьУдалить
  2. Точно не могу Вам сказать, знаю, что он много лет работал в Алтайском крае до приезда в Каневскую; но могу для Вас попытаться узнать, если Вы представитесь на мейле:) Мой belanelena@inbox.ru. Пишите, жду.

    ОтветитьУдалить