Придет день, когда настоящее станет прошедшим, когда будут говорить о великом времени и безымянных героях, творивших историю. Я хотел бы, чтобы все знали, что не было безымянных героев, а были люди, которые имели свое имя, свой облик, свои чаяния и надежды, и поэтому муки самого незаметного из них были не меньше, чем муки того, чье имя войдет в историю. Пусть же эти люди будут всегда близки нам как друзья, как родные, как вы сами! Юлиус Фучик

пятница, 12 февраля 2010 г.

Тонкие грани той страшной трагедии

  Несмотря на все трудности, легшие на плечи женщин после ухода мужчин на войну, оставалась надежда, что все скоро закончится. но сводки о боевых действиях на фронтах говорили об обратном.  Затем пришло новое несчастье - Кубань, мой хутор Трудовая Армения оккупировали немцы. У врагов сразу же нашлись пособники из числа местных жителей - полицаи. Справедливости ради следует сказать, среди них были и те, кто шел в услужение к немцам только ради того, чтобы выручать своих земляков.

   Однажды по хутору пополз слух, что фашисты проводят по хуторам облавы, арестовывают женщин, мужья которых на фронтах были офицерами, политруками, коммунистами.
   Поздней ночью кто-то постучал в окно. Это был полицай Гаркуша. Шепотом он сказал испуганной матери, чтобы она вместе с детьми спряталась у кого-нибудь: "Завтра на нашем хуторе будут аресты".
   Собрав скудные вещи, с тремя детьми (один из них я, еще грудной ребенок) мать ушла далеко в поле. Три дня мы провели в скирде, однако голод и холод заставили нас вернуться домой. Умирать - так в своем доме, решила мать. На другой день нас увезли в Каневскую.
   Помощник коменданта удивился, увидев женщину с тремя детьми.
- Она что - сумасшедшая? Зачем она взяла с собой детей, ведь ее расстреляют? Почему она не оставила их у родственников? - спросил он через переводчика.
- Во время геноцида армян в 1915 году турки убили всю мою семью, а я выросла в детдоме. Чтобы мои дети не остались сиротами и не стали рабами, расстреливайте нас всех! - ответила мать.
   Развязка была непредсказуемой. Немец оцепенел, услышав сказанное, на его глазах выступили слезы. Трудно сейчас гадать об их причине. может, он был из тех, кого насильно забрали на войну. А может, вспомнил о своих детях. Когда немец пришел в себя, он приказал дать хлеб, сахар, отвести домой и впредь никогда больше не трогать.
   Об этих тонких гранях войны мы долго не говорили, слишком глубокой была трагедия народа. Да и я узнал об этой истории уже будучи курсантом военного училища. Конечно, нет срока давности для тех, кто совершал (и совершает!) злодеяния против человечества, но у фашизма нет национальности. И тогда, и сегодня фашизм - это идеология людей, считающих свою нацию выше других, свою кровь чище крови остальных народов. Не все немцы были фашистами, многие сыны Германии оставались противниками этого режима и погибли в гитлеровских застенках. Именно эти немцы возродили свою страну - родину Гете и Гейне. Они от имени всей нации принесли покаяние всем, кто пострадал от "коричневой чумы". Это с них надо брать пример, как бороться с фашизмом в своей стране.
   Прошли десятилетия, и идут в Германию Поезда Дружбы с нашими фронтовиками. Ветераны встречаются и возлагают цветы к могилам солдат Второй мировой. Без этого у народов не будет правильной оценки итогов той страшной войны, не будет примирения, а у человечества - будущего.
Джон Акопов
Материал напечатан:
10й канал. - 28 марта 2008 г. - С.5.

Комментариев нет:

Отправить комментарий